[website erstellen] [Web-Seite Software] []
[]
[]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[]
[]
[]
[]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[]
[Iwanowka in Westsibirien]
[]
[]
[]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[]
[]
[]
[]
[]
[]
[]
[]
[]
[]
[]
[]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[]
[]
[Iwanowka in Westsibirien]
[]
[]
[Iwanowka in Westsibirien]
[Iwanowka in Westsibirien]
[]

Котлован за Межеваевским лесом.

           Воспоминания из далёкого детства.


    У каждого из нас в глубине памяти навсегда остались светлые воспоминания из далёкого детства, которые сопровождают нас на протяжении всей жизни. Самые первые воспоминания обычно связаны с родителями, потому что родители, как правило, самые первые и очень значимые люди в нашей жизни. Одно из моих личных воспоминаний связанное с родителями, это воспоминание о не загаданном и несбывшемся желании.

    С давних времён существует примета; если загадать желание на падающую звезду, оно непременно исполнится, надо только успеть загадать, пока звезда не угаснет. В моём раннем детстве я в это верил и даже для того, чтобы во время падения звезды успеть загадать, я заранее подготовил слова моего заветного желания: "Хочу, чтобы Мама слышала". Бывало, в звёздные вечера я выходил на улицу и по долгу смотрел в небо в ожидании падающей звезды. Но мне так и не удалось загадать своё желание, наверное поэтому, нашей Маме пришлось до конца своей жизни оставаться глухой.

    А из более позднего времени, запомнились поющие доярки, которые летом ежедневно ехали на открытой, грузовой машине из соседнего села Маргенау через Ивановку на пастбище, где они по два - три раза в день проводили доение коров в полевых условиях. И хотя их труд занимал у них много времени и сил, они по дороге на работу, также и на обратном пути, во весь голос распевали русские народные песни. Их уже из далека и на всю округу слышно было.

    Прошло уже много времени, но иногда вспоминается, как мы с Валентиной Матис, теперь она Гинтер, в дошкольном детстве частенько вместе играли. Мы жили неподалеку друг от друга, наискосок через дорогу и ходили друг к другу в гости. Как-то мы с Валей и её сестрой Эльзой, возле дороги на краю деревни похоронили соседскую собачку Пальму, которая по неизвестной причине лишилась жизни. Мы сделали ей настоящую маленькую могилку, справили похороны с пением возле усопшей, как и полагается в хорошем обществе. Потом украсили могилку красивыми стекляшками, как в то время было принято украшать могилы бабушек и дедушек.

 А однажды,- это произошло несколько раньше, ещё до гибели и похорон Пальмы, эта же самая собачка укусила Валю за руку, да так сильно и больно, аж до крови. Мне Валю стало настолько сочувственно жалко, что моя жалость к ней превратилась в мою первую, детскую любовь,- нежную и чистую детскую любовь.

    Вот такие вот, казалось бы, незначительные и все-таки очень дорогие воспоминания о далёком прошлом иногда всплывают из глубины души.

    А вот ещё сюжет из моих воспоминаний. Думаю, многим ученикам Ивановской школы запомнилось, как мы на переменах играли в „Выше ноги от земли“ на пеньках оставшихся от высоких тополей, которые до начала шестидесятых годов росли вдоль дороги возле нашей школы и возле кузницы, которая раньше находилась через дорогу напротив школы. Также вспоминается, как мы по осени, на переменах бегали в Ивановский сад, к нашему любимому дереву под чисто платским названием „Фист-боум“. Это было дерево диких мини-яблочек, то есть дичек. Эти дички, ставшие после первых морозов мягкими, нам тогда казались чрезвычайно вкусными. Последствия съеденных дичек и стало поводом для названия этого дерева, так как они создавали некоторое давление в кишечнике.

 Такое же дерево стояло и в Межеваевке, неподалеку от общего, деревенского колодца, в огороде у Ивана Михайловича Пепке. Тут мы частенько по выходным и по будним вечерам прямо с забора всей гурьбой забирались на толстые, извилистые кусты и наслаждались вкусными плодами этого, уже не молодого дерева, которое являлось собственностью семьи Пепке. Но я не припомню случая, чтобы Иван Михайлович или Ольга Абрамовна ругали нас за то, что мы, куча пацанов, порой и девчата тоже, находились в их огороде и часами карабкались по их дереву. Мы тогда даже и не задумывались о том, до чего же они были добрыми и терпеливыми по отношению к нам.

    Или вот ещё вспоминается неоднократно повторяющаяся последовательность событий из нашего детства и ранней юности.

    Весьма утомительной работой нам в детстве казалась прополка грядок лука, моркови, огурцов, помидоров и огромного поля картофеля на наших приусадебных участках. А особенно утомительным было продёргивание, на наш взгляд бесконечных "плантаций" свеклы в домашних огородах. Ползти на коленях вдоль рядов и выдёргивать лишние ростки, для нас было не очень то увлекательным занятием. Но указ родителей был суров; "Пока в пяти рядах свеклы не будет стоять, не более одной - двух ростков в каждой ямке и без сорняка вокруг, купаться не пойдёшь!". Как страшный гром среди солнечного дня эти слова своей тяжестью давили на перепонку детского уха. Вот мы и ползали по огороду, протирая о землю и без того обцарапанные коленки, лишь бы как-нибудь поскорее закончить работу и затем, как можно быстрее бежать к друзьям, напрямую через забор, дабы вдогонку не услышать ещё одно, какое-нибудь гнусное задание. Зато потом с облегчённой душой собирались с друзьями и уже вместе неслись по извилистым тропинкам Межеваевского леса на околицу к вырытому бульдозером, для накопления воды, котловану. Этот котлован существует до сих пор, так же, как и существует, подобно вырытый котлован на краю Ивановки в сторону Кухарево, но там мы уже в те времена из-за обмеления давно не купались. Часами купаться, весело и беззаботно, до посинения барахтаться с друзьями в мутной, от поднявшейся со дна грязи, воде, было самым лучшим летним занятием нашего детства. Мы не обращали внимания на то, что рядом на берегу, водой из этого же котлована механизаторы трансбоем смывали грязь со своих тракторов и с другой всевозможной сельскохозяйственной техники. Промасленная вода частично стекала обратно в котлован, образовывая цветную плёнку поверх воды. В этом же котловане иногда поили коров, овец и коз, которые бывало, сюда же освобождались от своих органических излишков, оставляющие в воде не очень то приятные следы. Но это не становилось поводом для наших сожалений, здесь в хорошую летнюю погоду часто с полудня и до самого вечера было шумно, повсюду раздавались радостные крики и детский смех - ничего не мешало совместному детскому счастью, счастью деревенских детей и подростков. Наверное, всё это вместе взятое стабилизировало нашу детскую иммунную систему на столько крепко, что болеть нам приходилось довольно-таки редко.


Володя Пеннер 20 июня 2015


Воспоминания